Известная норвежская актриса-комик Сигрид Бонде Тусвик в своей колонке в газете Дагсавизен выступила с жесткой критикой норвежского правительства в связи с решением о возобновлении работы медного рудника и завода по переработке руды компании Нуссир в норвежском регионе Финнмаррк, который граничит с Мурманской областью. Проект критикуют и экологические группы, и политики, и представители норвежских саамов. Главные претензии протестующих: сброс отходов прямо в воды Реппарфьорда, а это около 2 миллионов тонн шлаков, включая 800 тысяч тонн отходов, обработанных ртутью и канцерогенным тяжелым хромом. 

Норвежцы в следующее десятилетие вряд ли будут помнить имя их нынешнего премьера, названия правящих партий своего парламента и ту сине-голубую клоунаду, которой политики занимаются в правительстве. Им в течение следующих десяти лет придется бороться не только и не сколько за наш земной шар, но и за свой фьорд, малую родину для каждого норвежца.

Грядущее десятилетие станет адски жарким, так обещают последователи Греты Тунберг из норвежской экологической организации «Природа и молодежь». Норвежские саамы знают, что, если им нужна поддержка, к ним на помощь придут коренные аборигены Канады, Австралии, Новой Зеландии и Соединенных Штатов, где сырьевые корпорации наступают на их земли и образ жизни.

Вскоре такое милое норвежское слово "Нуссир" должно вызвать гнев далеко за пределами Финнмарка (региона в Норвегии - прим. ред). Фраза «сброс отходов от горной добычи» должна быть объявлена фразой года - вместо той, которую выбрал в этому году Совет по развитию языка - «климатический рёв». И этот рев действительно слышен! И важно, чтобы вы его услышали.

Я не потратила ни единой калории в течение всего года на раздумья о горнодобывающих отходах, которые будут свалены в Фердефьордене и Реппарфьорде, прежде чем увидела барабанщика из рок-группы «Мадругада» по имени Джон Лаувланд Петтерсен, пишущего о черной пятнице в ноябре, когда король на заседании госсовета принял решение о выдаче концессии на начало горно-добывающих операций компании «Нуссир». Он написал, среди прочего, на своей странице в Facebook: "... это плохая педагогика – заставлять большинство людей заниматься сортировкой мусора и прочими другими мелкими мерами, которые в конечном счете должны повлиять на окружающую среду, в то время как правительство за их спиной дозволяет хорошо известные воровские уловки промышленной революции для того, чтобы избавиться от горнодобывающих отходов».

Борьба за сохранение Реппарфьорда в его здоровом состоянии, а не как свалки, длится уже десять лет, но именно теперь компания «Нуссир» стремится привлечь капитал, чтобы начать добычу и сбрасывать дрянь во фьорд. Лососевый фьорд, который испытал на себе сброс отходов, хоть и в меньшем масштабе, в 70-е, а до этого в 30-е г.г. Другими словами, Финнмарк привык к горнодобывающей промышленности, хотя мы, южане, ничего об этом не знаем (Реппарфьорд расположен на севере Норвегии).

Но прошлый раз, когда был произведен сброс отходов во фьорд, рыба стала зеленой, а олени, которые паслись в этих местах, заболели странной болезнью легких, которой не было зарегистрировано у оленей с других пастбищ. И при этом мы не упоминаем те тонны отходов, которые компания «Нуссир» пообещала сбросить в этот фьорд, который все в Квалсунде называют "дырой Нусира» - это 60-метровое углубление в мелководном фьорде, куда они будут сбрасывать все рудные отходы. «Нуссир» и правительство называют это самой зеленой и мягкой по отношению к экологии методикой на свете. Проблема же в том, что им никто в Норвегии не верит, кроме тех, кто всегда видит прибыль там, где другие видят экологическую катастрофу. Они так явно довольны. Появятся рабочие места, как это всегда бывает в этой отрасли: те, кто может выполнять такую работу, последуют туда из самой Норвегии и из-за границы. Несколько человек и в местной среде смогут устроиться на работу, но самая большая работа для местного сообщества будет заключаться в очистке фьорда от токсичных отходов.

Проблема в том, что миру нужна медь. Интерес к меди стремительно растет на фоне переориентации на экологичные электро-автомобили. Но для добычи меди, помимо всего прочего, нужно использовать ртуть. Ртуть и куча других токсичных веществ будут выброшены в «дыру Нуссира» в виде мелкозернистых твердых частиц. И при этом мы, жители Осло, должны бороться за экологию и не ездить на шипованных колесах и не превышать скорость 60 км/ч на третьем кольце зимой, что меня лично бесит. А также бесят сотни глупых вопросов о том, какая знаменитость будет есть мясо в канун рождества (по некоторым научным данным производство мяса неэкологично, коровы выбрасывают слишком много метана в атмосферу - прим.ред.) и каково это влиятельным людям - вести жизнь вегана. И это в то время, когда по-настоящему большая борьба за экологию происходит на северном фьорде, а не вокруг скидок на бараньи ребра (традиционное рождественское норвежское блюдо - прим. ред. ) в сети супермаркетов REMA.

Конечно, потребление мяса тоже важно. Я не утверждаю обратного. Но ведь мы, норвежцы, также едим рыбу, которая скоро пропитается токсинами, и наконец сможем представить себе фьорд, наполненный ядом. Одним из тех, кто занимается именно этой проблемой, является Арнт Р. Йоханнессен, бывший рыбак и главный врач больницы Хаммерфеста. По его словам, одни только выбросы «Нуссиром» высокотоксичного канцерогенного тяжелого металлического хрома (CR2) составят 360 тонн. Арнт описывает демонстрации, которые они устраивают вокруг горных шахт, как исключительно похоронные церемонии. По его мнению, с рыболовством во фьорде, где нерестится прибрежная треска, можно попрощаться: из-за последствий сброса во фьорд отходов переработки меди рыба в ней либо вымрет, либо станет ядовитой. Это уже было в 30-х и 70-х годах, когда рудник активно работал. И только запрет его работы позволил вернуть в последние годы в Реппарфьорд треску, китов сейвалов и других морских животных и птиц.

Почему же мы, те, кто едва ли осмеливается есть рыбу, потому что в копченом лососе есть бактерии листерии, а в выращенном на фермах лососе полностью отсутствует омега 3, должны беспокоиться о фьорде далеко на севере? Или о Фердефьорде в Западной Норвегии? Почему это так важно? Потому что нас должны волновать все сбросы экологических отходов. Мы знаем, что история повторяется.

Один из первых и наиболее тяжелых случаев заболевания, связанного с загрязнением окружающей среды, назван в честь японского рыбацкого городка Минамата. В конце 50-х годов было обнаружено, что люди страдают от отравления ртутью. Болезнь Минамата привела к ужасным порокам развития и смертям среди населения, потому что рыба и моллюски были отравлены. Этот случай привлек большое международное внимание и привел к новым и более строгим правилам для промышленных выбросов, согласно большой норвежской энциклопедии.

Реппарфьорд также привлек международное внимание. Россиянам также следует проявить озабоченность, поскольку ежегодно во фьорд будет выбрасываться 600 кг ртутьсодержащей массы. Через десять лет речь будет идти о шести тоннах. Приливные течения из Реппарфьорда и проливы за его пределами являются очень мощными, со скоростью до 6 узлов, и они способствуют тому, что водные массы по всему фьорду сменяются в течение одной-двух недель. Это означает, что токсичные отходы вынесет в Гольфстрим и на край Баренцева моря, а значит через рыбу и морепродукты они попадут на обеденные столы в Норвегии и России. Поэтому Россия должна быть приглашена к обсуждению в этом вопросе.

Но здесь русские и норвежцы совпадают, как сказал мне по телефону Беаска Нильяс, политик и активный борец за права саами, когда я позвонила ему, чтобы узнать, как реагируют саами в этом регионе. Он рассказал, что вся эта местность – зона оленьего отела. Если там ведется добыча, то олени не получают телят. Тогда не будет оленей, объяснил он мне так, будто я глупая южанка. Кем я явно являюсь.

Но это была, по крайней мере, моя попытка понять. Поэтому в следующий раз, когда вы прокручиваете какую-то новость о судебном решении по климатическому иску, который должен был действительно состояться до рождества, вам следовало бы нажать на новость и поинтересоваться теми, кто действительно потрудился принять участие в борьбе. Теми, кого это волнует больше, чем нас других, теми, кто знает, что пункт 112 Конституции Норвегии действительно был нарушен. И хотя Премьер-министр Норвегии подписала Директиву ЕС по воде, следовать подписанному она явно не собирается. Она выступает в ООН и просит Бразилию беречь тропические леса и говорит о важности чистых морей, но дает зеленый свет сбросу яда в собственный фьорд. Так что помнить будут не Эрну или эту сине-голубую клоунаду в правительстве. В последующие десять лет все будут сражаться за свой фьорд и свой земной шар. Отходы в регионе снизят доверие к Норвегии в мире.

Источник: https://www.dagsavisen.no/debatt/kommentar/tenk-globalt-gi-f-lokalt-1.1638493