Цветение моря, гибель лосося, паника и мрачные перспективы. Катастрофа на рыбоводных фермах.

Цветение моря, произошедшее на днях в Северной Норвегии, в провинциях Нурланд и Тромс, вызвало серьёзную панику на рыбоводных фермах. Местная пресса окрестила это событие «хаосом».

По данным Директората по рыболовству, в результате размножения токсичных водорослей в провинции Нурланд погибло около 5200 тонн выращенного лосося, а в соседнем Тромсе погибло 6800 тонн лосося. Дирекция подсчитала, что потеряно рыбы примерно на 800 миллионов норвежских крон. Массовая гибель рыбы на фермах вызвала панику среди владельцев рыбоводных хозяйств.

Компании в массовом порядке приступили к эвакуации рыбы. По сообщению директората, планировалось эвакуировать около 800 тысяч лососей. Также многие хозяйства прибегли к экстренному сокращению поголовья рыбы, что привело к локальному падению цен на рынке. По сообщению Е24, цена за килограмм рыбы упала более, чем на 10% - до 52 норвежских крон за килограмм. Но в целом, наоборот, из-за существенного сокращения производства это неизбежно приведёт у росту цен на рыбу. Наибольшие убытки понесли хозяйства девяти компаний: Ballangen Sjofarn, Ellingsen Seafood, Mortenlaks, Sorrollnesfisk, Northern Lights Salmon, Kleiva Fiskefarm, Gratanglaks, Salaks, Nordlaks.

Евроньюс цитирует высказывание Элизабет Балтескард, совладельца компании Northern Lights Salmon: "Вместо того, чтобы спокойно кружить внутри садка, как это обычно бывает, рыба начала плыть во всех направлениях, а потом неожиданно просто стала тонуть! Все произошло в мгновение ока. Утонуло невероятное количество рыбы. Я сразу включила тревогу, и мы приступили к чрезвычайному плану действий".

Отравитель.

Что же привело к этой катастрофе? По сообщению Директората по рыболовству, причиной гибели рыбы стала водоросль, которая называется Chrysochromulina leadbeateri. Водоросли семейства хризохромулина широко распространены в Баренцевом море. Они являются важным продуцентом органического вещества, источником питания для всех остальных трофических уровней океана. В частности, мидия и гребешок, культивируемые на фермах по производству морепродуктов, питаются этими водорослями.

Но иногда эти же самые водоросли становятся источником повышенной опасности для рыбы и других морских животных. Дело в том, что хризохромулины способны вырабатывать токсины, повреждающие клеточные мембраны с высоким содержанием углерода. Эти токсины и убивают рыбу.

Известно, что многие виды хризохромулин формируют цветение водорослей по всему миру. В скандинавских прибрежных водах цветение обычно формируется в период с апреля по август, при этом конкретные виды хризохромулин варьируются от года к году. Но далеко не все цветения приводят к выработке у водорослей токсинов.

К аналогичным катастрофическим последствиям привело токсичное цветение 1991 года, которое нанесло большие потери рыбной отрасли северной Норвегии, однако данных по этому случаю найти оказалось сложно. Хорошо изучено токсичное цветение весной 1988 года, произошедшее в водах южной Норвегии в проливах Каттегат и Скагеррак. Это было цветение одного вида хризохромулин – С. Polylepis. Оно было токсичным для других морских организмов, включая простейших, беспозвоночных и 900 тонн выращенной рыбы. Вид C. polylepis, так же как и С. Leadbeateri, вызвавший нынешнюю катастрофу, как правило, не токсичен, однако определенные условия окружающей среды, такие как сильная стратификация вод с теплым поверхностным слоем, низкой соленостью после зимы и повышенным количеством азота, привели к печальным последствиям.

В 1997—1998 годах масштабное цветение токсичных кокколитофорид, родственных хризохромулинам, поразило воды восточной части Берингова моря. Это привело к временному прекращению промысла красной рыбы у берегов Аляски, где улов исчисляется десятками миллионов особей. Оно же стало причиной гибели около 100 тысяч морских птиц.

Что дальше.

При каких конкретно условиях водоросли начинают вырабатывать токсины? Можно ли это предвидеть? Можно ли какими-то способами предупредить гибель рыбы?

Однозначных ответов или нет, или про них пока не слышно. Исследования в этом направлении ведутся, но вопросов и теорий больше, чем ответов. В частности, исследования показали, что высокие уровни нитратов в воде в сочетании с низкой концентрацией фосфора приводят к повышению токсичности. Свет и соленость также увеличивают токсичность (последнее противоречит случаю 1988 года). Возможно, именно способность развиваться в условиях недостатка фосфора является одним из свойств, обеспечивающих высокую конкурентоспособность хризохромулин. По-видимому, существует какое-то соотношение фосфора и азота в воде, которое запускает процесс выработки токсинов. Но зачем они нужны водорослям, какова их реальная физиологическая или экологическая функция – пока только предположения.

Не густо. Но и из этих ответов можно сделать некоторые выводы.

Первый – практический: чем теплее вода, тем выше вероятность токсичного цветения. А значит – борись как можешь с потеплением климата и не размещай рыбоводную ферму на самых тёплых акваториях.

Второй – также практический: борись с нитрификацией вод.

Третий – теоретический (требующий разработки и опытного подтверждения): добавляй в воду фосфаты (предельно аккуратно, в безопасных концентрациях), это увеличит продукцию других видов фитопланктонных водорослей в данном месте и предупредит доминирование опасных токсинами хризохромулин.

В целом, и потепление климата и глобальная нитрификация прибрежных вод бытовыми и сельскохозяйственными стоками – это следствия деятельности человека. Не смотря на все усилия частных лиц и человечества в целом, эти процессы мы вряд ли сумеем остановить быстро. А до тех пор вероятность повтора токсичного цветения водорослей вдоль побережья Норвегии и в прибрежных водах всех континентов будет очень высокой.

Владимир Латка